Ананий и Сапфира 1921 1120 0

АНАНИЙ  И  САПФИРА

20 ноября 1921 года, 
София
Перевод Татьяны Драгавцевой


«И встали самые молодые, приготовили его
к погребению и, вынеся, похоронили».
Деяния апостолов 5:6



В этом и состоит работа молодых: они погребают умерших. Новые идеи вытесняют старые. Мы говорим, сообразуясь с царящими в природе законами,  и  я всегда  нацелен на то, чтобы представить процессы, происходящие в живой природе, символами. Потому что, не изучив этих символов, вы не сможете понять всего остального, являющегося их переводом.

«И встали самые молодые». Не сказано, что встали те, кто постарше. Самые молодые – значит, самые сильные, самые здоровые люди, с крепкими мышцами. Этот закон верен во всех отношениях, потому что здоровые мышцы говорят о здоровом уме, здоровом сердце,  а здоровые ум и сердце говорят о  нормальной душе. Я не стану сейчас останавливаться на этом, вы можете прочитать об этом в книгах. Нормальная душа – это душа, которая проявляется и развивается правильно. Не удивляйтесь тому, что она  пока не проявляется правильно – она находится ещё на первом этапе своего развития. Сейчас проявляются человеческое сердце и человеческий ум. Полотно ещё ткётся. Пока оно находится на стане и ткётся, это тканьё, а когда  ткань будет соткана, тогда проявится душа. Однако это произойдёт не в нынешней эпохе, не при нынешних представлениях, а в следующей эпохе, в шестой расе, когда два принципа, сердца и ума, или те два принципа, что проявляются сейчас в мужчине и женщине, придут в согласие, и они поймут, зачем они  сошли на землю. А до тех пор, пока мужчина думает, что он пришел в этот мир как мужчина,  а женщина думает, что она пришла как женщина, в мире всегда будут разбитые носы, сломанные ноги, выбитые рёбра, разбитые сердца и тому подобное.

Сейчас женщины спросят: «Почему мы рождаемся женщинами?» Я вам объясню, почему вы рождаетесь женщинами. Вы спрашиваете: «Почему мы не родились мужчинами?» Господь создал мир столь прекрасным,  столь справедливым, что слабое в нём всегда  компенсируется большими благами. Таков закон, во избежание разногласий. Мужчина на земле  компенсирован мудростью, а женщина – любовью. Мужчина – мыслью, а женщина – чувством. И всё развитие в мире зависит не от большого, а от малого.  Объясню вам это мимоходом. Импульс, побуждающий к развитию, зависит от любви, а затем на помощь приходит мудрость. Следовательно, сначала слабое, маленькое семечко, а потом – огромный дуб. Если семечко не положит начало,  будет ли в конце дуб? Слушая эти объяснения, вы, женщины, можете сказать: «Мы хотим остаться женщинами». Вам нужно построить новую мораль, не ту мораль, о которой написано в какой-то книге, а вечную, божественную мораль, абсолютную, неизменную, то есть не допускающую никаких исключений. Если вы допустите исключение, значит, дьявол уже шагнул в вас, как бы микроскопически мал ни был этот шажок. А в божественной морали  содержится абсолютная мера вещей. Это так. Сейчас внизу, на земле, вы –  женщина, а наверху, в духовном мире, вы – мужчина. А мужчина является мужчиной здесь, на земле, а в духовном мире  он –  женщина.

Теперь скажу вам, почему муж не должен ругать жену. На земле она слабая, а он сильный. Если он опозорит её здесь, на земле, то его опозорит женщина, которая находится наверху, на небе. А если она опозорит его наверху, на небе, то пропадёт вся слава мужчины. И когда говорят: «Жёны, почитайте своих мужей», то подразумевают великий принцип,  согласно которому ваши мужья находятся наверху, на небе. Почитать их – значит,  осознавать, что вы сильны, и что ваша сила наверху, а не на земле. Ваша ошибка в том, что вы ищете силу в своём муже здесь –  внизу,  на земле. Кто-то говорит, что его сила – в жене. Сила мужа в той его жене, что находится наверху.  Поэтому мужчинам и женщинам на земле нужно так же любить и уважать друг друга, как любят друг друга мужчины и женщины наверху. Следовательно,  имеет место перекрещивание. Я употребил эти слова в их самой чистой форме. Примите их, не извращая – я подразумеваю под ними божественное сочетание и гармонию душ. И женщина должна быть абсолютно чиста, и мужчина должен быть абсолютно чист. Знаете, почему вы, женщины,  должны быть чисты? Потому что, согрешив на земле, вы вводите в грех вашего небесного мужа,  пятнаете великий принцип  и, следовательно, сами создаёте свои несчастья. Кто-то думает, что он – мужчина, его грех не считается, а грех женщины считается. Да, но на небе его грех считается, на небе он – женщина. То, что на земле не считается, на небе считается, а что на земле считается,  на небе не считается. Следовательно, мужчины и женщины должны жить абсолютно чистой и святой жизнью, без всякой примеси площадной морали. Мужчины говорят: «Можно и иначе». Можно, но тогда накопится карма, от которой  пострадает ряд поколений, и дети и внуки, все будут спрашивать: «Откуда наши страдания?» Вы можете сами сделать вывод, откуда они.

Итак, все – и мужчины, и женщины – равны. Одни – наверху, другие – внизу.  Женщина, слабая на земле, сильна на небе. Мужчина силён на земле, но слаб на небе. Следовательно, эти величины уравновешиваются. И тогда любовь должна  сходить вниз и переплетаться с мудростью. Всем вам  надобно жить, следуя этому закону. В каждом мужчине на земле женщина должна видеть своего мужа,  а мужчине  следует в каждой женщине на земле видеть свою жену, понимаете?  Так надлежит ему любить каждую женщину на земле, понимаете? Это – мораль, а всё прочее –  грязь. И никакой другой морали в мире не существует. Так нужно это понимать.

Теперь: в этом стихе говорится: «И встали самые молодые, приготовили его к погребению, и, вынеся, похоронили». Я вижу, о чём вы думаете сейчас: «Это трудное дело».  Да, трудное. Трудно войти в Царство Божие. Я говорю сегодня молодым, молодым юношам и девушкам: вы вынесете старых вон, я пошлю вас вынести их. Мы похороним старое, погрязшее в разврате. Мы  похороним его без молитв, без батюшек и владык, мы погребём его без музыки и песен. Мы похороним его и не поставим ни креста, ни памятника, ни надписи надгробной не оставим, предадим его полному забвению, поскольку оно полно всяких отвратительных деяний. А желающие защищать старое хотят лгать и дальше – это то, что  сказал Ананий. И сейчас этот вопрос встаёт перед всеми без различия.  Вы ведь ожидаете сегодня получить доход от  продажи поля? Спрашиваю: за сколько вы продали поле? Сначала приходит муж и говорит: «Мы обеспечены, наша доля лежит в банке». Приходит и жена. «Вы продали поле за столько-то?» – «Да». Оба это подтвердили, но обоих и хоронят. И кто их выносит? Молодые. А что это молодое? Любовь в мире – это и есть молодые, те молодые,  что приходят сейчас и в ком есть такой дух. И молодое всегда готово жертвовать. Ребёнок всегда даёт,  не то что старик, который высчитывает: «Я стар, жены нет, детей нет, кто будет за мной ухаживать, я не могу давать». Так рассуждает старик, и его культура видна: у старика седая борода. «О, какой благородный человек!» Да, у него седая борода, он благороден. Но какую культуру можно построить на седых головах и седых бородах? «Почём продали поле?» – «Э-э, э-э…».  «Э-э-э», но мы знаем, как обстоит дело, и пора поговорить начистоту. «За сколько вы продали поле?» – «За  тысячу  левов, и ни стотинкой больше или меньше». Кончено дело. Зачем ты утаил один лев? «Тысяча левов», пусть и жена, и муж скажут: «Мы продали поле за  тысячу  левов». Вы скажете: «Но десять левов – для сына». Так нельзя, отдайте все деньги.

Сейчас на улице немного холодно,  но у вас есть преимущество: прохладно, но зато воздух чистый, и,  входя в лёгкие, он освежает1.   А у тех, кто внутри,  есть привилегии, но нет того, что есть у вас, так что имеет место взаимная компенсация. Те, кто внутри,  – мужчины, а вы –  женщины. Так  меня следует понимать. Я говорю сегодня очень серьёзно, без всякой задней мысли. Не думайте, что я подшучиваю. Я говорю очень серьёзно,  я высказываю великую истину такой, какая она есть, вот и всё. Пусть ничто не пропадёт.

«Вынесли» – кого? Того, кто сказал неправду, солгал себе и Богу. Следовательно, вынесите и вы сегодня своих Анания и Сапфиру и похороните их. Когда ваш Ананий придёт, спросите его внутри себя: «За сколько ты продал жизнь?» И когда придёт его жена, спросите и её: «За сколько вы продали жизнь?» И если они вам солгут, похороните их,  абсолютно точно исполнив закон. И пусть ваши молодые вынесут и его, и её, и с этой жизненной драмой будет покончено раз и навсегда. В природе молодые всегда прогоняют старых. Молодые листья  прогоняют с дерева старые листья, и что с теми происходит? Они падают вниз, а молодые занимают их место. Следовательно, кто лжёт, упадёт вниз, как прошлогодний лист. Каждый, кто полагает, что он может изменить законы природы, окажется в положении увядшего листа, и на его месте появится другой, более достойный.

Теперь:  Бог есть Любовь, но и ты должен быть Любовью. Любовь  с любовью понимают друг друга; мудрость с мудростью понимают друг друга; правда с правдой, истина с истиной, добродетель с добродетелью понимают друг друга. Так обстоит дело. Ты будешь любить, и тебя будут любить. Ты будешь думать, и о тебе будут думать. Ты посветишь, и  тебе посветят. Если ты вразумишь, то и тебя вразумят. Заложи основу в жизни людей, и другие заложат тебе такую основу. Так действует в природе этот великий закон. Следовательно, я всех вас называю молодыми и старыми, но в определённых смысловых границах. В том смысле, как эти слова употребляются в Писании,  старый человек означает человека греха,  а молодой человек – это человек божественного, человек добродетели, готовый служить Богу.

Итак, имейте в виду, что в сегодняшней беседе под словом старый я подразумеваю человека греха, я  не беру это слово в его первоначальном значении – человек мудрости. Старый человек – это человек эгоизма, то есть тот, кто думает только о себе, а молодой человек – человек любви. И заметьте, что  в умы старых людей нельзя внести  новую идею.  Старые люди постоянно живут старыми идеями, и  всё повторяют старое. Они только читают молитвы. Старый человек,  повернув колесо, считает, сколько раз он его повернул, и из этого заключает, сколько раз он помолился. Но это старое колесо не вносит в его жизнь ничего нового. Старый человек не хочет страдать, он хочет жить в довольстве. Нажмёт кнопку звонка и зовёт: «Маро, Марийка, Стоянка, разве ты не знаешь, что я старый человек, ноги меня не держат, я уже немолод?» И всё. Мир сейчас состарился, во всех учреждениях вы увидите звонки, телефоны и телеграфы. И все говорят, что сегодня, мол, культура достигла больших высот, можно разговаривать по проводам. Но я знаю культуру гораздо более великую, чем культура этих звонков, телеграфов и телефонов; и я всегда могу воспользоваться своим телеграфом очень легко и без  затрат. Сейчас, когда вы хотите, чтобы кто-то к вам пришёл, вы, сидя за столом, говорите в трубку этому человеку: «Приходите ко мне». Но когда я хочу  повидать какого-то человека, я сам иду к нему, и, прогулявшись минуту-другую, прихожу. До солнца я, бывает, добираюсь за восемь минут. Вы тут с вашими телефонами, даже заплатив, вынуждены ждать по четыре-пять часов следующего распоряжения, пока вам предоставят линию, а мы за четыре-пять часов можем побывать в сотне мест. И тогда я спрашиваю,  можно ли сравнить вашу культуру с культурой духовного мира? Вы скажете: «Знаешь, мы  пользуемся телефонами!» А мы скажем: «Знаешь, мы пользуемся светом и мыслью». И вы правы, и мы правы, но мы не желали бы заменить нашу культуру вашей.

 А чем вы замените все ваши провода в следующей фазе развития, в которую  вам предстоит вступить? Другими проводами, гораздо более эластичными,  способными воспринимать новую энергию, но для этого молодые должны занять место старых. Старую проводку нужно заменить новой. Но вы говорите: «Если мы примем новое учение, то как мы будем жить?» Люди со старыми привычками говорят: «Как же можно со старыми привычками  применить новое учение? Это невозможно». Всем нужно стать молодыми. В новой культуре не будет больных, хилых, сумасшедших. У всех будут здоровые мозги, крепкое телосложение, люди не будут думать о смерти, потому что в новой культуре два этих мира будут соединены, а раз они соединены,  душа будет свободно сходить на землю и свободно подниматься наверх. Но душа будет сходить не на эту землю, а на новую, – ту, что строится сейчас. И тогда  появится Новый Иерусалим, и начнётся культура Божественной души и Божественного Духа. А сейчас вы говорите: «У меня нелады с сердцем, я не в настроении». А иной раз вы смешиваете понятия и говорите: «У меня болит душа». Твоя душа не может болеть, она ещё не спустилась, она обитает наверху и ждёт.

«И встали молодые сделать это». Сделать что? Вынести Анания, человека лжи. И если вы, современные люди, не  вынесете из себя лжи, какая у вас может быть наука? У вас не может быть положительной науки. И причина всех современных неправильных представлений, всех ошибок науки заключается в том, что ум не столь пластичен, чтобы  понимать вещи изнутри, то есть понимать их правильно, точно, но он понимает их поверхностно, искажённо. Возьмите двух людей, они спрашивают друг друга: «Какое здесь расстояние?» – «Думаю, два километра». А там четыре  километра. «Думаю, десять километров». А там пять. Человек ошибается. А ведь в его уме есть прибор, определяющий масштаб! Создав человека, Бог вложил в него все эти приборы. Мы можем измерить всё, с одним исключением на миллион. При нынешнем уровне развития мы можем производить вычисления с одним исключением на миллион, то есть  на миллион поступков мы можем допустить одну ошибку. Это немного.

Далее, не принимайте в расчёт  внешнюю сторону видимого мира. Вы думаете, что этот мир очень грешен. С человеческой точки зрения это так, но с божественной точки зрения – не так. Воспользуюсь символом. Вы приносите художнику чистую холстину. Вы не знаете, какова цель художника, а он берёт кисти и начинает  мазать это белое полотно  красками. Вы скажете: «Всё пропало, он забавляется». Нет, художник хочет  вложить в  полотно некую идею, но эту идею невозможно выразить моментально. В фотографии не всегда проявляется идея. Художнику необходимо время, чтобы  явить эту идею, и если вы подождёте, она проступит в этой великой картине и полотно обретёт  свою ценность.

И когда Бог  начнёт работать над вами, Он сначала измажет вас. Ваши мысли изменятся. Подождите день, два, месяц, два месяца, три, и если из этого полотна ничего не выйдет, тогда – да,  холстина пропала. Современные люди не могут этого понять.  Если вы придёте ко мне и я вас испачкаю, люди скажут: «Он перевернул ваш ум». То, что я перевернул ваш ум, то есть, с вашей точки зрения, испачкал вас,  я признаю, но подождите день, два, три, месяц, и если ничего не выйдет, тогда говорите. Не думайте, что я рассуждаю несерьёзно или пристрастно.  Предположим, люди – это полотно,  а художник – эта божественная кисть – начал их пачкать. На лице красивой девушки, когда она забеременеет, появляются пятна – это великий художник рисует внутри неё свою картину, и белое полотно должно быть испачкано:  ведь если его не испачкать, ничего не выйдет. Я имею в виду, что тебя  будет пачкать не глупый художник, а умный, гениальный, божественный, – пусть он тебя пачкает, а не тот. Кто он – тот? Обойдём этот вопрос. Итак, нужно различать. Кто-то придёт к другому выводу. Испачкав кого-то, ты должен чего-то достичь, то есть нужно не просто испачкать человека, но и очистить его, нарисовать картину и сказать: «Братец, ты доволен? Иди  и радуйся».

Иные, приходя к нам, хотят видеть всех нас чистыми. Это старые люди. Они бегут от внешнего мира и приходят к нам, как в какой-нибудь приют или спасательную станцию,   наподобие хижин в горах, и говорят: «Здесь люди не так уж добры. Я думал, это благородные люди,  а они дали мне мотыгу в руки. Я пришёл пожить по-людски, съесть отбивную, рыбку, посыпанную солью и красным перцем, выпить семилетнего винца из погребка, и тогда – о, жизнь великое дело! А как ты думаешь, Иван, кто выкормил этого поросёнка? Отличный поросёнок, да  и винцо благословенное. Какие великие вещи создал Господь!» И он пьёт стакан, другой… «Да, я написал бы великую поэму, а если выпью ещё два стакана, то и нечто большее». И жена вступает: «Ну, будьте здоровы! Ведь поросёнок хорош?» –  «Очень хорош». И сейчас все эти люди сидят со стаканами, с ножами и пишут о морали, о том, как надо жить. А как надо жить? Поросята будут визжать, куры кудахтать, ягнята блеять, коровы мычать, женщины плакать. Почему? Будет свадьба, с винцом, с мясцом. Освящают церкви, и потом: «Ну, давайте, на счастье». И  везде «на счастье», но выходит не «на счастье», а всё с распрями. И в Америке заметили, что как только построят церковь,  так у этих людей дела не идут.

Теперь приведу вам два анекдота, я их слышал, и расскажу вам. Идёт благородный христианин по улице мимо соседнего дома, – а сосед этот постоянно молился перед камином, чтобы оттуда сошёл Дух Божий, – и видит, что на дымовой трубе сидит дьявол.  Христианин спрашивает: «Что ты тут сидишь?» – «Здесь внизу есть один человек, он много молится и мешает мне». – «Почему ты не идёшь в церковь, там все молятся?» – «Те, в церкви, все мои, а этот много кадит, хочу заткнуть ему трубу, чтобы он не кадил, терпеть его не могу».

Вот второй пример про дьявола. Вылез дьявол  из преисподней и пошёл по церквям. Первым делом смотрит, в каком  состоянии сама церковь. Приходит в православную церковь, видит,  всё покрыто пылью: клепало, иконы, а лампады не вычищены. «А, такая церковь мне не нужна», – и ушёл.  Отправился дальше. Наконец, нашёл одну церковь, видит: паникадила хорошо вычищены, пыли нет, лампады чистые. «О, эта церковь для меня, здесь можно работать».

Пока наши  лампады в пыли, дьявол говорит: «Эти церкви мне не нужны». Но как только наши лампады становятся чистыми, приходит дьявол и  принимается за работу – начинает пачкать. Он тоже носит с собой кисть и говорит: «Подождите, и я кое-что нарисую». Он художник.

Молодые должны войти и вынести этого Анания вон. Я скажу сейчас молодым юношам, чтобы они  вынесли Анания, а молодые девушки пусть вынесут Сапфиру. Мужчины  будут  погребать мужчин, а женщины  будут  погребать женщин. И когда все вы  похороните старое, новое придёт на его место. Следовательно, когда  вас постигнут разочарования, сомнения, подозрения, вы на пути Истины. И  в момент самых сильных подозрений, самых сильных страданий, самых больших трудностей вы ближе всего к Царствию Божиему, вы близки к решению задачи. И когда ученику труднее всего даётся учение, он  ближе всего к решению.  Даже, бывает, у него возникает желание оставить учение. Повремени! Если у вас возникает трудность и вы не знаете, на правильном ли вы пути, – вам нужно понять, какой путь  правильный. Правильный путь – в Любви! Правильный путь – в Мудрости! Под этим следует понимать не обыкновенную любовь, но божественную Любовь и божественную Мудрость. Правильный путь – в Истине, в божественной Истине,  не знающей никаких исключений:  мы должны признать факт таким, каков он есть.

И сейчас  эти молодые должны принципиально похоронить в себе старое. И когда придёт новое, когда эта новая кисть, божественная кисть, та, что  приближается сейчас, начнёт пачкать полотно, вам  следует запастись терпением и подождать, чтобы увидеть, что выработает в вас Божественный Дух. И не думайте, что Дух – это нечто воображаемое, нереальное. Дух – это реальная сущность, это самое реальное, самое существенное, неизменное. Таков Дух, основа бытия. И когда этот Дух придёт, Он принесёт те блага, ту жизнь, в которой вы почувствуете себя, как слепой, которому Христос открыл глаза, и скажете: «Когда-то я был слеп, а теперь вижу!»

И я уже говорил: когда вы погрузитесь в Божественную  Любовь и почувствуете все её вибрации, когда вы поймёте  такую Любовь, тогда вы поймёте симфонию этой жизни. А сейчас вы цените жизнь только со своей точки зрения. Женщина говорит: «Таких детей, как мои, больше нет, и такого мужа, как мой, больше нет». Она радуется. И муж говорит: «Такой жены, как моя, больше нет». Нет, нет, твоя жена не здесь, а наверху. А что наверху? Незапятнанное. Если ты запятнал в себе святое, подожди, пока станешь чист. Почему нам нужно очиститься? Когда эти мужчина и женщина наверху, когда эти Божественная Мудрость и Божественная Любовь соединятся, они проведут нынешнего человека через семь живых огней и мы так утончимся, наша нынешняя материя так трансформируется, что мы обретём новые тела, в которых грех не  сможет найти себе пристанища. И тогда не будет  вставать вопрос о том, что кто-то поцеловал и обнял какую-то женщину,  или что к кому-то прикоснулись. Пусть человек целует, но так, как целует и обнимает свет. Не целует ли свет всех нас? Каждый луч, сходящий сверху, живой, он целует ваше лицо, ваш мозг, обнимает вас. И благодарите, что это так: если бы он вас не обнимал, с вами давно было бы покончено. И жена  говорит мужу: «Какие поцелуи дарил мне этот возлюбленный!» И муж говорит: «Знаю, знаю, вот уже лет  пять-шесть твоя любовь ко мне не та, что прежде». Пусть тебя целует не посторонний мужчина, а Божественный Дух. Муж думает, что её целует другой мужчина.  Посторонний мужчина, каким бы он ни был, ничего дать не может. Люди смогут давать только тогда, когда обретут Божественную Любовь. Любовь должна прийти изнутри; этот источник потечёт изнутри, как родник, чтобы мы могли вкусить эту жизнь.

И молодые ошибаются, как и старые. Они знают, что такая женитьба, как нынешняя, насквозь лжива. Извините меня, но такая женитьба, как её понимают и практикуют сегодня,  позорит изначальный Божественный Закон, Божественный  Дух, Божественную Любовь, Божественную Мудрость, Истину, Правду и Добродетель. Современный брак – это позор! Я говорю от имени великой Божественной, безусловной Любви. Такой брак – позор! Это видно из того, что весь мир сплошь покрыт костями. Люди рождаются не по Божественному Закону, не по Любви, а по своей похоти, и потому они приходят не сверху, а в большинстве  случаев приходят и рождаются снизу, от земли, и потому мир полон преступников.

Один господин рассказывал мне о своём друге. Его сын, 12-летний мальчик, со своими  товарищами взломал кассу отца, они забрали две тысячи  левов и сбежали. И отец ходил к градоначальнику  вызволять своего сына. Если 12-летний ребёнок сбежал от отца и с этих пор начинает с коммерции, тогда как привить мораль? Торговля повсюду: и в церкви, и в школах, и все эти торговцы говорят: «Должна быть мораль». В чём заключается их мораль?  Вот в чём:  «С меня много взяли». С него много взяли, и что теперь? Один господин рассказывает другому, как происходит подкуп. Приходит торговец  на склад и говорит: «Мне нужно на пять дней», и показывает пять пальцев руки, что означает: «Даю вам пять тысяч левов, не можете ли вы оказать мне услугу?» А тот сидит. Тогда  торговец показывает две руки: «А  если так?», то есть даю десять тысяч левов, и начальник  быстро ставит подпись: «Выдать этому торговцу…». –  «У меня жена, дети». – «Понимаю, мы ведь тоже люди, я вхожу в ваше положение, я очень чувствительный человек». – «Да, да, господин начальник, потому я с вами и говорю, что вы  мне очень сочувствуете».

 Со стороны это выглядит комично, но подобные действия  распространяют такую заразу, такую золотуху в духовной жизни, что в нашем органическом развитии происходит переворот, который будет длиться тысячелетиями. Ты покажешь рукой – «так», но знаешь, к чему может привести этот жест спустя какое-то время? Малые причины приводят к огромным последствиям.

В 1875 году весь город Чикаго сгорел от сильного пожара. Какой-то скотник пошёл доить корову, корова ногой толкнула свечку, солома, лежавшая поблизости, загорелась. Ветер был сильный, и всё вокруг заполыхало. Причиной  грандиозного пожара в Америке стала одна свеча! При  известных условиях её  пламя вызывает величайший пожар. Ты скажешь: «Так, господин начальник», и покажешь пять пальцев, но через несколько поколений вы увидите,  чем обернутся эти слова, – последствия будут плохими. И во время этого пожара очень хороший пример показал один  бедный человек. Подходит богач  к работнику: «Даю вам  двести тысяч левов, отнесите  мою кассу на окраину города». А тот ему отвечает: «Мне не нужны ваши деньги, я хочу спасти свою жизнь». А вы сейчас, когда мир горит, когда приближается сильный пожар, спросите: «Где он?» Вы его увидите. Вы занимаетесь своими  кассами и говорите: «Как же её не взять?» И смотрю, сейчас христиане взвалили свои кассы на плечи. «Зачем она тебе, братец?» – «Хочу прокормить детей».  Скоро ты их прокормишь – за тобой идёт огонь.

Другой случай.  В Варне один человек выиграл 50 тысяч левов и сказал себе: «Теперь прощай бедность, и я, и дети мои обеспечены». В тот же вечер он умер – сорвал банк и умер. Так рассуждают старые люди. Молодым людям не нужно никаких касс и денег. Нам нужно иметь чистые души и светлые умы, а не вкладывать своё доверие в банки и возлагать на них надежды. Это разврат! Эти деньги создаёте вы, они нужны для того, чтобы облегчать положение, а не для того, чтобы им доверять. И, следовательно, нам  нужно не деньги класть  в банк,  а самим стать живым банком Бога.

Давайте все, мужчины и женщины,  будем употреблять энергию,  данную нам Богом,  только во благо. Старое должно обновиться. И это учение обновит мир. Но кто-то  скажет: «Они хотят обновить старое». Старое должно уйти, вот и всё! Так говорит Сам Господь, это не мои слова. Старая земля и старое небо уходят, как ветхая одежда. Это учение – не моё, это новое учение – от Господа, это учение Бога. Ваше старое небо Господь сметёт. Идут Его слуги, их миллионы, они идут со своими мётлами и выметут всё, понимаете? И все эти вопросы Господь решит моментально! А сейчас и богатые, и бедные ведут  у себя дома войну. Смотрю, мать дала двум маленьким детям два яблока. Братик говорит сестрёнке: «Дай мне своё яблоко, оно больше моего». – «Не дам». Он  подходит и отбирает яблоко силой.  Он ей брат, но схватил сестричку за волосы и трясёт её, чтобы отобрать яблоко. И мать говорит: «Мой ангелочек». Этот «герой» говорит: «Я написал стихотворение». Да, он написал его на голове сестрёнки.  Нет, таких братиков и таких гениев нам не надо. Если сестра берёт яблоко и режет его пополам, то таких сестёр Господь понимает. А братишке следовало бы сказать: «Моё яблоко больше, отдам-ка его сестре, ведь у неё яблоко поменьше», а не таскать её за волосы, заявляя, что он старше. Где увидели маленькие дети то, что они делают?  Они   увидели это у старых.

И Пётр сказал молодым: «Встаньте и вынесите Анания». Почему? Он  хотел солгать Святому Духу. И Пётр спросил его: «Ведь это твоё?» И, значит,  согласно  божественному учению  нам следует всё делать добровольно. Мы никого не обязываем, не принуждаем. Попробуй и убедись! Всё, что ты делаешь,  нужно делать сознательно, по великой любви! Если ты сможешь сделать так,  это будет принято Богом. Если сделаешь что-то  не по любви, оно не будет принято. И в этом отношении нам  следует быть умными. Умный человек может сделать в мире многое.

Приведу вам пример из американской жизни, чтобы вы поняли, в чём должна заключаться сообразительность. Один богатый американец построил железную дорогу от Чикаго до Буффало, протяжённостью   почти 400 км, и потратил столько миллионов, влез в такие долги, что не знал, как расплатиться по векселям. Он решил было покончить с собой, стал уединяться, никого не пускал в свою комнату. У него была очень умная жена. Однажды она приходит к нему и говорит: «Я вижу, у тебя большие трудности, пожалуйста, расскажи мне о них, я тебе помогу». Он ей говорит: «Я влез в долги и не могу вынести этого позора, не могу так жить». –  «Будь спокоен, – говорит она ему, – я всё улажу».  И отправилась к одному американскому миллиардеру: «Мне нужно всего на пять минут увидеть этого миллиардера». Он принимает её и говорит: «Госпожа, говорите кратко, поскольку время моё дорого». – «Я лишь прошу, чтобы вы проехали по нашей железной дороге из конца в конец. Мы оплатим ваше время, сколько бы оно ни стоило,  лишь бы вы согласились проехать от одного конца до другого». Он задумался. «Окажите мне эту услугу как женщине: я хочу, чтобы вы были первым пассажиром на нашей железной дороге». Он дал согласие. На следующий день в газете помещают объявление, что такой-то миллиардер первым проедет на поезде по только что построенной железной дороге. Поскольку эта железная дорога шла параллельно линии другого миллиардера,  тот сразу спросил: «Вы продаёте эту железную дорогу? Даю вам 20 миллионов долларов». – «Хорошо». И они её продали.

 Вот, умной женщине достаточно было уговорить миллиардера проехать из конца в конец по их железной дороге. Говорю и вам: всё, ваша железная дорога на грани банкротства, пусть ваша жена пойдёт к Христу и скажет: «Господи, пожалуйста, прошу Тебя  всего лишь проехать по нашей железной дороге – и мы будем спасены». Это, конечно,  символ. И в вашей кассе будет 40 миллионов долларов. Сейчас вы скажете: «Экая философия! Может ли Христос  проехать по железной дороге?» И Христос, как тот миллиардер, может проехать по вашей железной дороге. Вся ваша жизнь – это железная дорога. Сейчас Христос спускается время от времени, но Он говорит: «Моё время очень дорого. Если ты в новом учении и из тебя может выйти человек, Я готов проехать. Но если ты в старом учении, Я и шагу не сделаю».

Мир, о котором мы говорим, – это реальный мир. Не думайте, что о вас некому заботиться. Есть, кому вас любить, есть,  по крайней мере, один, кто вас любит. Знаете, кто? Если ты – мужчина, есть та женщина, которая тебя любит. Я  видел её, видел, какая она, и знаешь, как она тебя любит? Вы спросите: «Ты  говоришь мне правду?» Правду. Женщине говорю: «Есть тот, кто тебя любит, да, он есть, есть!» Он верен, абсолютно верен, я принимаю его без всякого исключения. Есть тот, кто любит вас и готов жертвовать  всем ради вас. И когда Он  проедет по пути вашей жизни, все ваши трудности исчезнут и вы будете похожи на распустившуюся розу. Вы скажете: «Всё это прекрасно, но сейчас мы дрожим». Ну, хорошего не так-то легко достичь. Любой оратор, когда нужно что-то декламировать, всегда дрожит. Дрожь показывает, что вас посетило вдохновение. Если мы предоставим вам трибуну, что вы будете делать? Вы сможете  прекрасно декламировать.

Теперь приведу ещё один пример времён Нерона. Вы скажете: «Мы это знаем». И вы, и я многое знаем, но молчим. Во времена Нерона – я не хочу, чтобы вы относились к этому как к достоверному историческому факту, это предание –  жил некий римский патриций по имени Онорций. Он был молод, около 35 лет, и он был одним из самых благородных римлян того времени, человеком очень образованным, знакомым с философией, получившим образование в Индии и Египте, где он и познакомился с тайнами оккультизма. Однажды после своего возвращения в Рим он встретил на дороге 10-летнюю девочку, очень грязную, очень некрасивую, однако в его душе зародилась сильная любовь к девочке и желание ей помочь. Он и  сам не мог объяснить себе, почему испытывает к ней такое расположение.  Он взял её за руку и привёл в свой дом. Имя этой маленькой девочки было Амриха. И он вознамерился дать ей, по возможности, самое лучшее воспитание, которым тогда располагали римляне. И действительно, она стала посещать школу Сенеки, познакомилась с греческой культурой. Онорций заметил, что с тех пор как девочка поступила в школу, её лицо стало постепенно меняться, и к 16-ти годам она превратилась в одну из красивейших римлянок.  Кроме этого, он заметил, что  руки этой девушки  обладали огромной силой. Когда она протягивала руку, чтобы взять камень, этот камень поднимался вверх. Вы скажете: «Это преувеличение».  Нет, это близко к истине. Больше 25 лет назад в Америке появилась девушка,  способности которой изучали американские учёные. Восемь самых сильных  мужчин не могли удержать очень толстое бревно, потому что, когда она клала на него руку, бревно начинало вращаться. А когда бревно крепко зажимали в тиски и она проводила  над ним рукой,  бревно становилось  похожим на обмолоченную коноплю.

Онорций старался  укрепить в её сознании мысль о том, что эту силу следует употреблять во благо. Он заметил, что  девушка говорила очень взвешенно, он никогда не слышал, чтобы с её губ  сорвалось необдуманное слово. Вся её речь, все её слова были как самые лучшие, отборные  жемчужины, и с её уст никогда не  слетало нецензурного слова. И она отличалась большой чистотой. При такой её красоте за нею стали ухаживать, желая привлечь её внимание, римские патриции, сыновья богачей. Однажды, как и в случае с Винциллой, сбежавшей от Нерона, Нерон увидел Амриху и велел прийти к нему во дворец. Она пришла. Нерон думал поразвлечься с ней, он хотел овладеть красивой девушкой. Вечером, когда он схватил её, она положила на него руку, и он поднялся в воздух. Нерон был изумлён! Он впервые столкнулся с подобным. В нём зародился страх. Он посмотрел на неё и сказал: «Прошу тебя…». Когда она убрала руку, он успокоился. Нерон посягнул на неё ещё раз, она снова положила на него руку, и он снова поднялся вверх и повис в воздухе. Тогда она открыла дверь и вышла. Её хотели остановить, но все, на кого она опускала руку, повисали в воздухе. Так она поступила и со всеми преторианцами. И во всём Риме она стала притчей во языцех. Встретив человека, которого вели в тюрьму, она  опускала руку на его конвоиров и  те повисали в воздухе, и тогда она говорила арестанту: «Иди, ты свободен». Где бы ни встретила бедных, она помогала им. Там, где она появлялась,  путь открывался. Но Нерон запретил говорить и писать об Амрихе, поскольку она опасная девушка.  Амбициозный правитель не хотел, чтобы кто-то узнал  эту великую истину.

Говорю: можете ли вы, современные люди, исполнять роль Амрихи? Все вельможи и знатные римляне благоговели перед ней, ей повсюду открывался путь, и когда она клала на кого-то руку, тот повисал в воздухе. И все признавали, что Амриха – не девушка из мира, чтобы с ней мог развлекаться всякий, кто пожелает. Вы  –  игрушка в руках мира.  Такой ли у вас язык, как у Амрихи? Знайте, что сила человека кроется в его слове, в его речи. Если вы сможете так очистить свой ум, чтобы каждое ваше слово было взвешенным; если сможете очиститься от всякого недовольства кем бы то ни было; если из вашего сердца уйдёт всё нечистое, то есть если вы начнёте любить друг друга в Боге, если полюбите Бога и ради Его Любви оставите себе только самые лучшие слова и мысли, то в ваших руках и сейчас может быть такая сила.  Вот, я  предлагаю вам способ:   потратьте 10 лет на то, чтобы очистить свой ум и сердце, и тогда, когда вы возложите  свои руки, вы обретёте силу Амрихи. Почему у вас, нынешних христиан, нет такой силы? Потому что вы часто говорите кому-то: «Я для тебя сделаю то-то и то-то», но сделав что-то хорошее, вы потом восхваляете себя. Например, кто-то приходит ко мне, я его вылечу – а я вылечил многих –  и потом,  сделав доброе дело, скажу: «Знаете, он бы не выздоровел, но я положил на него руку и вылечил его». Дело обстоит так: я вылечил этого человека по закону Любви. Вот в чём Истина! А Любовь божественна! Я дал этому человеку знание по закону Мудрости. Если же я  вздумаю приукрасить  дело и скажу, что   сделать это могу только я, эта сила уйдёт.

Вы должны проникнуться мыслью, что в этом мире вы являетесь всего лишь проводником великого божественного Духа, лишь маленькой нотой на нотном стане, и миллионы таких нот  сольются в жизни в великую арию. Когда этот божественный такт минует, он внесёт в вашу жизнь нечто великое. Мне не следует хвалиться своей святостью, своей силой и знаниями.  Хвалясь, человек теряет свою силу. От вас требуется скромность, абсолютная скромность как сила, изливающаяся от вас. Бог, живущий в вас, возвысит вас. Писание говорит: «Бог да  возвысит вас»,  там не сказано, что вы сами возвыситесь. Если в тебе есть сила, Бог тебя возвысит, но лишь в том случае, если  твой ум и сердце абсолютно чисты. Бог, великий Дух, придёт, но Он может жить только в нашей душе, а в  нашем уме Он жить не может, потому что наши мысли переменчивы. Вы знаете, каков человеческий ум. Сегодня кто-то пишет: «Это так», а завтра пишет: «Это не так». Сегодня сердце говорит: «Я тебя люблю», а завтра: «Не люблю». Спрашиваю: какова моя любовь? Сколько раз я её проверял? Приходит кто-то ко мне, я с ним любезен, сижу с ним, занимаюсь глупостями. Потом приходит  другой, умный человек, и я говорю: «У меня нет времени». Он мне: «Ты столько времени разговаривал с этим глупцом, а со мной не хочешь». Говорю: «Для вас я предусмотрел другое время». И знаете, тогда я испытываю их терпение.

Приведу вам один случай, повествующий о жизни индусов, перескажу своими словами то, что слышал от других. В Индии один ревностный ученик хотел познакомиться с учением йогов. Приходит он к знаменитому учителю и говорит: «Я хочу изучить то великое, что есть в мире, хочу быть твоим учеником. Я обошёл многих учителей, но только ты, ты один можешь преподать мне великое учение. Что мне делать?» Однако учитель молчал, долго  молчал, –  «как пень», как говорят болгары. Он молчал и ничего не говорил – день, два, три, четыре, целую неделю. Наконец ученик обратился к нему: «Учитель, скажи мне, что делать; только ты один знаешь, я пришёл к тебе». Учитель  взял его за руку,  привёл в пустую комнату, дал мешок крупной  соли и сказал: «Толки эту соль, пока она не станет мелкой. Думать при этом ты можешь о чём угодно, но только не о слове носорог, это слово ни в коем случае не должно приходить тебе в голову». И ушёл. Ученик начал толочь соль. Когда соль закончилась, он пошёл к учителю, и тот его спрашивает: «Ну, о чём ты думал всё это время?» –  «Я не мог думать ни о чём, кроме слова носорог».

Немного поясню. Учитель дал ученику свободу думать обо всём, кроме слова носорог, оно было запрещено. Это означает: ты можешь делать всё, только не помышляй о грехе. А вы, современные люди, только о грехе и думаете, а это носорог. И я говорю: до тех пор, пока вы не перестанете думать о носороге, эта сила не сможет влиться в ваши руки. Для индусов носорог – символ.  Когда вы исключите из своих мыслей этого носорога и перестанете думать о нём, тогда придёт сила. И эта сила потечёт через ваше сердце, и вы станете сильными и мощными!

Моя цель не в том, чтобы осмеять вас, потому что  осмеивать вас – значит, осмеивать себя. Но ваши  слабости не могут не проявиться,  поскольку вы не соблюдаете требований божественного Духа, а нам нужно быть проводниками божественного Духа. Амриха жила во времена Нерона, когда появились христиане, и повсюду к ней относились с уважением, а когда она покинула Рим, начались гонения на христиан. Но почему она покинула Рим? Поскольку она была знакома с этим учением,  тогдашние христиане стали спрашивать себя: от Бога её сила или от дьявола? Итак, этими своими мыслями, «от Бога она или от дьявола», христиане  вынудили её покинуть Рим, и когда Амриха и Онорций уехали, начались величайшие гонения на христиан. И страдание приходит сегодня в мир  потому, что  ушла Амриха.

В этом мире необходимы  Истина и Чистота. Нужна большая чистота. Некоторые думают, что мы говорим одно, а тайно делаем другое. Чистота – как перед Богом. Однажды откроется всё. Наша жизнь раскроется. Нет ничего тайного,  говорит Христос, что не раскрылось бы. Мы  ничего не боимся! Есть только один способ, я рекомендую его и вам. И Писание говорит: «Основа Мудрости – страх  перед Богом». Следовательно, бойтесь только Бога.  Трепещите только перед Богом, и ничего другого не бойтесь. Любой другой страх внесёт в вас грех. Для меня страх приемлем только в одном случае – если это страх перед  Богом, а  во всех прочих случаях страха быть не должно!

Итак, пусть молодые похоронят старых. Я говорю тем молодым, которые не постарели, потому что я не желаю, чтобы вы постарели. Если же вы постареете, вас похоронят другие молодые.

Хотите, я всех вас подниму сейчас в воздух? (Учитель простёр руку.) Я подниму вас, подниму, но хочу, чтобы не только я, но и все вы могли  так простирать руки. Своё искусство я передам и вам; пройдёт немного времени – и вы увидите, как окружающие начнут повисать в воздухе. И  когда начнут повисать в воздухе, молодые будут готовы похоронить старых, Анания и Сапфиру. Ложь должна уйти из мира. Вам, тем, кто слушает меня и хочет, чтобы его жизнь обрела смысл,  кто хочет возвысить своё сердце и свой ум, стать сильным и крепким, – вам говорю: прежде всего – покончите с ложью. Не боритесь  с ней, я не хочу, чтобы вы боролись с земным, не надо. Не подражайте Дон Кихоту. Вместо лжи мы внесём истину, вместо отрицательного будем искать во всём положительное. Не думайте о лжи, думайте об истине. Многим из тех, кто приходил ко мне, я давал эту силу, добавляя: «Живи чистой и святой жизнью!» – «А если я  допущу небольшое прегрешение?» Он думает о носороге. Если я говорю, что вам нужно жить чистой и святой жизнью, то подразумеваю, что  из этого правила не должно быть исключений. Вы скажете: «А так будет?» Будет! Это не я вам говорю,  и когда мне так говорит Господь, я отвечаю: «Да, Господи, да будет так!» И вы скажите: «Господи, да будет Твоя воля». Я говорю: «Господи, как Ты говорил со мной со всей Твоей святостью и чистотой, так и имя Твоё будет сокровенным в моём сердце, оно будет самым святым, самым ценным». Хочу, чтобы во всех вас  пребывало Божие имя, чтобы вы берегли его в своей душе, чтобы оно оставалось внутри вас чистым и святым, незапятнанным. И тогда придёт эта сила – и вы станете сильными, в вашу жизнь войдёт свет – и вы начнёте понимать новую оккультную науку, понимать  её по-другому. Не то чтобы я не мог говорить вам об этом, но у вас должны развиться новые чувства, потому что необходимы новые органы.

Сейчас мы употребляем язык символов, поскольку символы  экономят время, а у меня  его не так много, и если я  решу держать перед вами речь на  вашем языке, мне потребуется целый год. Говорю вам: вселенная – это единство в разнообразии, во множестве. Так проявляется вселенная. Возьмите пшеничное зерно: оно одно, но  когда вы его посеете, сразу прорастут тысячи листочков,  множество корешков. Это разнообразие, но оно едино в себе. Следовательно,  за этим множеством стоит единый принцип, из которого вышли все, и движение этого принципа проистекает от божественного начала. И, следовательно, это движение является способом, которым нам может передаваться эта энергия, этот единый принцип. А числа, математика – это результат, которым мы обусловливаем вещи, результат этого движения. Когда мы говорим, что какая-то работа закончена, это означает, что все мы возвращаемся в этот единый принцип, к единому Богу, из которого вышли. Вы говорите: «Всё, конец». Конец показывает, что всё закончилось и мы вернёмся к единому Богу. Он Тот, из Кого мы вышли и к Кому вернёмся с богатым опытом, чтобы жить в Нём и понимать смысл всех существующих сейчас миров.

Если бы я взялся сейчас  рассказывать вам о том, что есть на Сириусе, какая культура развивается на Плеядах, на Северной Медведице, на Орионе, какие существа  населяют  Млечный путь, эти 18 миллионов солнечных систем…. Это такой обширный мир, открытый для путешествий! А сейчас вы сидите и говорите: «Какой в этом смысл?» Если бы я взял вас на крылья, как ангел, и унёс наверх, вы сказали бы: «Есть смысл жить». Но  необходим простор, а сейчас вы то и дело плачете. Каждая звезда говорит: «Сестра, почему ты плачешь? Приходи ко мне, постарайся прийти сюда». И Солнце, и Марс говорят тебе это. И не только они, но и некий крылатый дух тайно говорит тебе: «Не бойся, не бойся!» И в тишине, когда вы молитесь и мечтаете, этот дух шепнёт вам что-то, поведает о чём-то, и вы скажете: «Есть нечто, что нашёптывает мне». Оно реально. Мы окружены целым миром свидетелей вверху и внизу, свидетелей видимых и невидимых, которые говорят нам: «Не бойтесь! Вера, Любовь, Истина – всё для вас. И все ваши страдания – ничто. Вы можете быть сильными. Если на земле вы слабы, то наверху вы сильны». Будем сильными! А сейчас мы сидим, и кто-то говорит: «Из меня ничего не выйдет». Если ты так думаешь, то ничего и не выйдет. Но если ты станешь Амрихой и речь твоя будет взвешенной, а сердце чистым,  тогда весь Рим  станет для тебя открытой дверью, и Нерон повиснет в воздухе и не сможет издавать прокламаций: «Изгнать его!»

Говорю молодым: приготовьтесь похоронить старое! Юношам говорю: «Похороните вашего Анания». Сегодня я говорю только молодым. Всем девушкам говорю: «Похороните вашу Сапфиру». И  скажите так: «В нашем доме должна царить  безусловная Истина, без всякой лжи;  безусловная Любовь, без всякой ненависти;  безусловная Мудрость,  безусловная Правда,  безусловная Доброта. Мы решили служить Богу всецело, не допуская никаких исключений! Мы ни ради кого не станем кривить душой. Наш Господь, которому мы служим, верен,  Его называют верным и истинным, мы знаем Его таким, так  сказано в Библии». И я желал бы, чтобы все знали, каков Христос. Его называют верным и истинным. Есть ли этот верный и истинный в церкви? Есть ли этот верный и истинный в их сердцах? Есть ли этот верный и истинный в судах? В ваших домах? Вот что необходимо. Я говорю о Нём. Я хочу, чтобы этого верного и истинного вы возвели на Его трон и говорили повсюду: «Верен и истинен Бог, который живёт теперь в нас!» И я желаю всем вам называться верными и истинными.

Иногда мне бросают упрёки. Меня упрекают в том, что люди делают меня каким-то божеством, что я окружён женщинами, и прочее, что меня  считают божеством, Богом. Бог ли я? Я желал бы, чтобы все люди были богами. Что значит быть Богом? Это значит любить, как Бог. «Он благ», говорит Христос. Благ ли ты? Пока ты не Бог, ты будешь грешить. Быть Богом – значит любить всех людей без исключения, иметь душу, полную любви. Я желал бы, чтобы не только я, но и все были божествами. В каком отношении? Если во мне есть любовь, то я божество, а  без любви я паук и мою паутину может унести ветер. Не отрицаю: Бог есть Любовь, и Любовь, которая есть во мне, это Бог. И я благодарен, что Бог ограничил Себя во мне, чтобы проявиться во мне, – Бог ограничил Себя во мне своей Любовью, и я хочу воспринять Его Любовь, жертвовать собой ради Него. Какое  здесь противоречие? – «Ты не должен изображать из себя божество». Нет, братья, я хочу сказать вам:  будьте все подобны Христу. И Писание говорит: «Нужно стать подобными Богу, совершенными». Павел говорит: «Подражайте мне, как и я подражаю Христу». Вам  следует быть такими, как Бог. Будем так благи, как благ Он, будем так милостивы, как милостив Он. Вот что я проповедую, вот учение, которое я проповедую. И я готов умереть ещё раз, я готов умирать за это учение тысячи и миллионы раз – знают ли они об этом? Если дело только в том, чтобы умереть, то я готов, достаточно, чтобы этого потребовали! Но сейчас Господь не  желает смерти праведника. Христос умер один раз, Он не может умирать  сто раз, теперь будут умирать другие. И когда Он пришёл, евреи не поверили в этот закон; они не поняли Его. И когда Онорций и Амриха ушли, что произошло? Вся дорога от Иерусалима до Рима была уставлена крестами. Когда Тит взял Иерусалим,  шестьдесят тысяч евреев были распяты на крестах. Сколько человек приходилось  на километр?  Шесть евреев на километр.

Если я уйду, вы увидите, каково моё учение! Сколько километров от Рима до Иерусалима? На каждый километр – считайте десять  тысяч километров – будет по  шесть человек. Неужели вы думаете, что Христос не приведёт в действие своё учение? Я говорю: если нынешний мир не примет Христово учение,  сто миллионов христиан будут распяты на крестах. Хорошо ли вы это понимаете? Тогда было  шестьдесят тысяч, сейчас будет  сто  миллионов христиан. Земля будет опоясана крестами несколько раз. И тогда ангелы вынесут всех существующих последователей Анания и Сапфиры, всех последователей Иуды,  и от этого мира, от этой культуры не останется и помину! Таково великое решение неба, Бога, ангелов, святых, таково решение всех добрых людей:  результаты этой культуры будут сметены! От мира не останется и помину! Идёт новое небо и идёт новая земля! И молодые должны похоронить старых!

Я говорю открыто, мы должны говорить открыто. Нужно проповедовать такую мораль: Любовь, а не бабcкая любовь. Мне не нужна мёртвая любовь! Мы не хотим убивать, но не потому, что мы – «бабы»! Мы хотим построить нечто хорошее, хотим, чтобы спаслись все люди! В каком отношении? Мы хотим, чтобы все  стали жить как братья и сёстры, чтобы люди понимали друг друга, чтобы все блага и духовные богатства были общими для всех братьев, чтобы ими пользовались все. Так написал Господь! И все мы – братья, и все мы сможем употребить эти блага, но когда? Когда станем такими, как Онорций и та девушка, Амриха. И мы не будем спрашивать – от Бога ли её сила или от дьявола. Сейчас вы скажете: «Христос говорит в этом человеке или дьявол?» Когда однажды я покину Болгарию, вы узнаете, кто говорил, Христос или нет. Всё должно проверяться. Что я им скажу? Я спрошу: «Ты можешь читать при свете этой свечи?» Если можешь, то я – свеча. Если  не можешь, то я вовсе не свеча. И я желаю,  чтобы не только я был таким, но и все вы были такими, как я. Я был бы рад и желаю, чтобы у всех вас был такой же ум и такие же стремления, как у меня.   Пусть ваша речь будет такой, как речь Амрихи. Пусть слова, сходящие с ваших губ,  будут сладкими, как мёд, и чистыми, как капли росы, чтобы, придя к вашему источнику и напившись, я сказал: «Какая хорошая вода!» Я считаю, что  этот источник   –  плод солнечных лучей.

Этот мир погибнет! Погибнет не физический мир, но из человеческих умов исчезнут все старые, неправильные представления. И явится новая культура! Эти тела тоже изменятся, появятся новые тела, и мир изменится. Вы скажете: «Всё, жизнь кончена!» Но вы ещё не жили, жизнь только начинается. Небо должно сойти на землю, чтобы мы начали жить в Любви. Пусть будут сказаны два сладких слова, и когда муж скажет жене одно слово,  пусть оно падёт на её сердце каплей мёда. А сейчас есть ли у вас такие капли? Пока в мире носорог, их нет.

 Некоторые делают мне замечания, что я не всегда достаточно серьёзен, что говорю  умные вещи, но так несерьёзно, как мне говорить не подобает. Да, какие-то слова немного грубоваты, но что поделать – таков ваш язык. Я двадцать лет изучаю болгарский язык, в нём  встречаются довольно грубые слова,  это очевидно, но что делать? Таков язык. Если бы это был пластичный язык и в нём было бы сто тысяч слов, тогда  да! А сейчас сколько у вас тысяч слов?

Я не очень серьёзен, но если бы я стал  слишком серьёзным, вы, пожалуй, заснули бы. Я не люблю смеяться, но иной раз смеюсь, хочу, чтобы вы видели, что и я в какой-то мере такой же, как вы, и не говорили бы, что я другой. Я очень естественен, иногда ухмыльнусь, как и вы. Замечают, что иной раз я могу съязвить.  Говорю: я похож на вас, но я не такой, как вы.

Не сомневайтесь – у меня в душе нет абсолютно  никакого намерения вас обидеть. В душе я люблю вас и радуюсь вам.  Моё желание – видеть, что у вас есть знание. Я очень радуюсь, когда вижу, что у кого-то есть знание. И я желал бы, чтобы все вы росли такими, какими вас создал Бог. А ваш рост – это и мой рост; ваши мысли – это и мои мысли; ваши чувства – это и мои чувства. Это так, мы не можем действовать разобщённо. Каждый будет жить отдельно, но все вы будете участвовать в божественном развитии, которое вы однажды поймёте, уйдя наверх,  по завершении своего развития.

Мы говорим не слишком научно. Я могу говорить на языке учёных, но этот язык не принёс бы пользы. Я разговариваю с вами так же, как разговариваю с детьми. Сяду, как ребёнок,   погляжу,  как они смотрят на вещи  и как я смотрю на это.

А то, что вы дети, очень хорошо. Христос говорит, что «Царство Божие наследуют дети», а не старые люди. Сейчас вы скажете: «Учитель считает нас ещё детьми». Пока вы дети,  я вас люблю и с вами вся моя любовь. Но как только вы постареете, я похороню вас в себе. Если вы молоды, с вами моя любовь, а если стары – на носилки.      

Итак, желаю всем вам быть молодыми, молодыми, молодыми, верными и истинными, служить этому великому божественному учению. И желаю, чтобы Господь говорил всем вам, говорил вашим сердцам, вашим душам, и чтобы вы не отрекались. Он говорит душе.

Будьте все подобны Христу: любите, как Бог, и относитесь ко всем с любовью, как Бог, –  вот Любовь, которую несёт в мир новая культура и к которой мы готовимся.

И я желаю, чтобы этот день вскоре взошёл. Остаётся ещё час до восхода солнца. И когда солнце взойдёт, все мёртвые будут похоронены.

И все мы споём новую песню. Не скажу вам,  какую.






1 Это сказано тем, кто слушал беседу во дворе, стоя у открытого окна помещения, в котором проводилась беседа. 


Comments