Плач 1921 1016 0

           ПЛАЧ



Которые говорят: «Прочь от меня, не прикасайся ко мне, 
потому что я свят для тебя». Они – дым в ноздрях моих, 
огонь, горящий всякий день». 
Исайя 65:5


Сознательная жизнь – великая загадка природы. Не только для нас, людей ХХ века, но и для тех, кто был прежде нас, и для тех, кто придёт после нас, она до скончания века всегда будет оставаться великой загадкой. Но учение, знание и мудрость вы найдёте только в загадках. Там, где нет загадок, жизнь прозаична, в ней нет поэзии. Некоторые говорят: «Зачем нам поэзия?» Но поэзия существенна. Следовательно, говоря, что жизнь – загадка, я имею в виду, что жизнь – это великая поэзия, великая музыка, но это музыка, которую не дослушали до конца, и поэзия, которую не прочитали до конца.

Итак, израильский пророк говорит об учёных людях своего времени, о духовных, набожных людях, которые были посвящены в мистерии того времени и говорили: «Прочь от меня, не прикасайся ко мне, потому что я свят для тебя», то есть: «У меня больше знаний». И он приводит слова, сказанные Богом о таких людях: «Они – дым в ноздрях Моих». Следовательно, говорит пророк, нам не следует останавливаться на негативной стороне людей, на их невежестве, потому что это неважно для нас. Важно знать главное в жизни, чтобы правильно разгадать эту загадку. Когда рождается ребёнок, он сразу начинает с музыки: «Ва-а, ва-а». Это первая его музыка, первый его тон. Говорят: «Пищит, как грудной ребёнок». Он не пищит, но с этого первого тона начинает эту жизнь. Если ребёнок не заплачет: «Ва, ва-а-а», с ним всё кончено, а если раздастся «Ва, ва-а-а», лёгкие начинают дышать, расширяться – и начинается новая жизнь. Понимает ли ребёнок ту великую загадку, для которой родила его мать? Он знает одно, он говорит этим плачем: «Мама, ты такая умная, ты будешь меня учить, и я буду учиться этой жизни, в которую ты меня привела», то есть: «Ты будешь всячески мне содействовать в том новом для меня положении, в которое меня привела твоя любовь». И мать говорит: «Ах, мой птенчик». Тот же закон действует и в духовном мире. Пока вы не начнёте с этого первого тона, с плача, вы не спасётесь: человек спасается плачем. В этом усилии ребёнка заплакать начинают функционировать самые важные органы – органы дыхания, связанные с интеллектуальным миром.

Пророк обращается к людям, которые понимали жизнь искажённо и говорили тем, кого они считали людьми маленькими: «Прочь от меня, я свят для тебя». И сегодня всё то же самое, в этом отношении мир не далеко ушёл. Это одно из препятствий, которые мы встречаем на каждом шагу. В христианском мире нередко слышишь: «Сядьте поодаль, не прикасайтесь к нам, святым людям, уходите! Вы такие-сякие». 

Если бы я предложил болгарскому народу руководствоваться столь высокой и недосягаемой моралью, то сколько болгар сумели бы соответствовать таким требованиям? Только представьте, если бы я начал их просеивать, сколько болгар осталось бы в моём сите? Я не дам вам готового ответа, но если болгары хотят, проделаем опыт. Я положу их в своё сито и буду просеивать, а они будут считать. Когда закончу просеивать, скажу: «Теперь сосчитайте их». Я тут ни при чём, я лишь поставил опыт, у меня нет предвзятости, не сердитесь на меня.

Теперь приведу вам один миф, то есть один оккультный рассказ. Это случилось в далёком прошлом мировой истории, но не на нынешней нашей земле, а на той обетованной земле, о которой говорят Притчи. Там жили сыны мудрости. Тамошнего царя звали Ормузд. У него было десять дочерей. Красивые, изящные и нежные, они были украшением всего его царства. Отец послал дочерей в одну из самых великих школ, где изучались тайны бытия, чтобы подготовить их к будущей работе. Однажды в эту школу пришёл учиться и сын солнца. Но в школе было правило: там не дозволялись никакие поцелуи, и того, кто осмелился бы преступить это правило, подвергали самому строгому наказанию. Разумеется, все ученики и ученицы знали об этом. Но однажды старшая дочь Ормузда, занимаясь в саду, погрузилась в сладкую дрёму и заснула. Мимо пролетала муха и, сев на царскую дочь, оставила своё извержение на её нижней губе. Это увидел сын солнца, проходивший мимо. Ему был отвратителен поступок мухи, и он стал думать, что делать. Он решил: «Будь что будет, подойду и легонько уберу языком это извержение, чтобы она и не почувствовала». Но случилось несчастье: когда он подошёл и слизнул языком мушиный след, девушка проснулась и побелела, как полотно, утратила свой свет. Другая дочь, увидев этот поступок сына солнца, покраснела – ведь люди, стыдясь какого-то поступка, краснеют. Третья сестра позеленела, четвертая пожелтела, пятая посинела, шестая стала фиолетовой, а седьмая почернела. Лица всех сестёр окрасились в разные цвета. Царский сын увидел, что извержение мухи исчезло, но последствия его поступка были ужасные. У одной сестры лицо стало белым, у других – красным, зелёным, желтым, синим, фиолетовым и чёрным. Тогда он схватился за голову, а царские дочери захотели каким-то образом скрыть цвет своих лиц, но это им не удалось. Они пускали себе кровь, белили лица, растирали их, мыли и пр., но все их усилия не принесли результата. Тогда царь призвал сына солнца и отправил его обратно на солнце, а дочерей, поскольку они не были внимательны – первая заснула, а другие не уследили за своими чувствами – отец отослал на землю, превратив их в цветы, чтобы это стало для них уроком. Поэтому сегодня у вас есть цветы беленькие, красненькие, жёлтенькие и так далее. Всё это дочери царя Ормузда. Так гласит этот миф. 

Однако этот сын, вернувшись на солнце, сильно горевал – ведь, желая сделать добро, он причинил такой вред. Итак, миф говорит, что наша земля была создана для того, чтобы дочери Ормузда могли со временем вернуть свою красоту. И когда это дело представили Господу, Он увидел глубокие причины происшедшего и сказал: «Я возьмусь загладить видимые ошибки и всё исправлю». Первоначально эти краски были очень грубыми, но когда царский сын вернулся на солнце, он много плакал, и его любовь была такой сильной, что слёзы превратились в капли росы, и эта роса и дождь, посылаемые сыном солнца, омывали цветы, но краски не исчезали. Тогда он согревал их и ласкал солнечными лучами, но всё же не мог их очистить, однако заметил, что краски становились всё красивее и красивее. Видите, к каким серьёзным последствиям привела маленькая причина? Что натворила эта муха? Но кто-то скажет: «Откуда она взялась?» Если бы эта муха не оставила грязного следа на губе царской дочери, вас не было бы на земле, и вы не поняли бы эту жизнь. Это символ, аллегория, которую вам нужно разгадать. И почему вы краснеете? Что за этим скрывается? Вторая сестра, видевшая, как царский сын поцеловал старшую, сказала: «Почему он поцеловал сестру, а не меня?» – и покраснела. Отчего другая позеленела? От досады. Четвертая пожелтела, подумав: почему это случилось не с нею? Ещё одна посинела – от страха. Следовательно, присутствие любой краски может указывать на какие-то отрицательные черты жизни. Когда человек краснеет, он становится очень активным. А о некоторых говорят: «Чересчур умным стал». Значит, пожелтел. Нет, нет, эти краски, которыми современные оккультисты изображают человеческие эмоции, могут означать и плохое, и хорошее. Если эти краски кристально-чистые, под этим подразумевается стремление исправить ошибку мухи. Поэтому не удивляйтесь, если в современных людях вы разглядите эти краски. Самые интеллигентные люди того времени осудили сына солнца и не дали ему возможности оправдаться, объяснить, зачем и почему он так поступил. И Христос сошёл, чтобы исправить эту ошибку.

Этот миф повествует о проникшей в райский сад змее, предлагающей попробовать прекрасный плод. Это всё тот же миф, существующий в различных вариантах, но в приведённом здесь я вижу больше смысла. Миф о райском саде – для детей, а этот – для тех, кто постарше. Но не думайте, что истина здесь. Требуется большое напряжение ума, нужно много размышлять, чтобы понять, где истина. И вы спросите меня, как там оказалась эта муха. Но это была очень интеллигентная муха, раз она сумела это сделать. И все современные интеллигентные мухи везде выполняют такую работу. Я ещё не встречал современной дамы, чья нижняя губа не была бы испачкана таким извержением, но я остерегаюсь очищать дам подобным образом. Понимаете, почему? Потому что этого не позволяет закон.

Следовательно, нам нужно понимать глубокие проявления жизни, знать, почему что-то произошло так, а не иначе. И то, что некогда считалось большим несчастьем, сегодня стало благом: краски дают импульс к развитию. С исчезновением красок исчезает всякая культура. Последняя из дочерей почернела как уголь, потому что её чувства были самыми сильными и самыми грубыми. Все эти краски должны быть очищены и облагорожены. Некоторые спрашивают меня: «Почему у этого человека красное лицо?» Говорю: «Он видел, как царский сын поцеловал ту царскую дочь». Вы можете проверить и убедиться, что это соответствует действительности: когда вы видите, что кто-то возвысился, вы окрашиваетесь в тот или иной цвет. Если вас не поцелуют – не устроят вам юбилея – вы станете либо красным, либо зелёным, либо жёлтым, либо синим, либо, наконец, чёрным, и скажете: «Нет порядка на земле». Но этот юбилей или этот поцелуй – вещь в большой степени случайная. Это не поцелуй как таковой, а лишь способ удалить зло.

Поцелуй возможен только между завершившими своё развитие людьми, чьи души объяты любовью, умы ограждены мудростью и чей дух проникнут истиной, – только такие люди могут давать поцелуй. Здесь действует великий закон. Какой? Я тебя поцелую, но если во мне нет любви, каким ты станешь? Ты станешь красным. Если во мне нет мудрости, ты поглупеешь; если во мне нет истины, ты будешь опорочен.

Теперь примерьте всё сказанное к своей собственной жизни, но постарайтесь понять этот рассказ во всей его целостности, с учётом того, каким он станет в будущем, каким он должен быть.

В прошлой беседе я говорил вам о том, каким должен быть ученик. Сейчас я говорю вам не о спасении: о спасении пусть говорят другие. Но избавлены ли те, кто спасён, от неблагоприятных условий на земле? Нет, не избавлены.

Вы хотите стать учениками – для этого нужно, чтобы воля Божия, Любовь Божия проникли в ваши души, чтобы вы стали братьями, и сёстрами, и матерью Христу.

Учеником может быть только тот, кто стал братом, и сестрой, и матерью Христу согласно великому Божественному Закону. Так обстоит дело в этом мире. Вы можете быть учениками и при других условиях, но у того, кто хочет стать учеником как оккультист, или мистик, или брат человечества, любовь должна быть движущим принципом души, и он должен принести все жертвы. Сейчас вы спросите: «Возможно ли это?» Возможно. Это происходит не под принуждением силы.

Любовь даёт и берёт по закону свободы, а не насильно. Когда ты даёшь, ты не должен сожалеть, и когда берёшь, тоже не должен сожалеть. В соответствии с великим Божественным Законом, надо всё отдавать и всё брать. А современные люди мало дают, но всё берут. Такова мораль современного человечества. Говоря «всё», я имею в виду жизнь на всех её стадиях. Ребёнок, который следует этому закону развития, понимает его: и он всё берёт. И взрослые, войдя в закон любви, должны всё брать и всё отдавать. Мы рассматриваем этот закон не в какой-то одной его форме, но во всех его формах. Нам всегда следует применять закон в соответствии с уровнем нашего развития. От того, на какой стадии развития мы находимся, будет зависеть и то, как мы применим этот закон. 

Нужно всё отдавать и всё брать. Вот вы сейчас – такие, какие есть, в таком положении и с таким пониманием, на этой стадии эволюции, готовы ли вы всё отдать и всё взять? Вы скажете: «Подумаем немного. В ХХ веке условия жизни более трудные, более необычные, не такие, как когда-то; в жизни приходится бороться». Нет, нет, нет! Когда-то в людях было больше геройства, а нынешние люди потрусливее. Для производства уксуса такие герои годятся, но сладкого вина из них не выйдет. И уксуса из них можно изготовить миллионы литров, но если ты решишь добыть сладкое вино, тебе нужно будет сварить несколько миллионов литров сока, чтобы получить всего 500 граммов сладкого вина. Это трудно. Почему? Потому что есть вот это – «подумаю немного». Если я сейчас скажу вам: «Перестаньте думать», вы скажете: «Вот так раз!» Но если жених приходит к девушке делать предложение, а она говорит: «Я немного подумаю», вопрос закрыт. Ей надо было всё обдумать до его прихода. Когда кому-то предлагают стать учеником, он не должен говорить: «Подожди, я немного подумаю». Вопрос решён. Или, например, приглашают на приход священника. Он говорит: «Подожди, я подумаю». О чём он будет думать? Я знаю, о чём: есть два церковных прихода, один даёт двадцать тысяч левов дохода, а другой – пять тысяч левов, потому он и говорит: «Подожди, я подумаю». Ясно, о чём он будет думать. Никакого другого мотива нет. Здесь принцип не лжёт. «Подожди, я немного подумаю» – так говорят только для того, чтобы уйти от ответа, не признать истины. Нет, думать не о чем: это лавирование.

Говорю: жизнь – это загадка, великая и приятная загадка, данная для решения. И опять скажу: чтобы решить загадку жизни, вам нужно положить в основу Любовь. Чтобы правильно решить эту загадку, начните с Любви, тогда вам на помощь придёт Мудрость, и наконец Истина. А если три этих великих принципа войдут в жизнь, вы решите эту великую задачу, разгадаете загадку жизни. Я не настаиваю, чтобы вы решили её сегодня, но хочу, чтобы, приложив необходимые усилия, вы решили её через тысячи лет как ученики. Есть астрономы, которым нужно работать годами, чтобы вычислить путь кометы. Им требуется провести целый ряд математических вычислений, чтобы найти элементы, позволяющие правильно решить задачу. Закончив свои вычисления, такой астроном испытывает удовлетворение от того, что выполнил благородную работу. Но вы скажете: «Погоди, вот обеспечим себя немного, увидим жизнь. Сейчас жилищный кризис, комнату нам дают, а кухню не дают. Хлеб так дорог, капуста дорогая, да и всё остальное, понимаете? Потом вода, её тоже нет; аренда и та подорожала в три раза; вы это понимаете? Погоди, вот решим эти вопросы, а другие задачи будем решать потом». Если вы прежде решите истинную задачу, которую я ставлю перед вами, то капуста подешевеет, жилищный кризис исчезнет и всё наладится. Но если решение этого вопроса вы отложите на потом, жилищный кризис стеснит вас ещё больше, и вы окажетесь в положении китайских женщин, которым надевают тесную обувь, чтобы они ходили красивыми шажками. На самом деле это делают для того, чтобы женщины не слонялись без дела, не занимались пустой болтовнёй, не тратили времени попусту. Поэтому китайцы стискивали женщинам ноги. А некоторые скажут, что у них-де такой культ. Причина в другом. Но метод у китайцев неправильный. Стискивать ноги – это не метод. Китайцы хотят решить вопрос механически.

Наши ноги, наши добродетели, должны ступать только на чистое. Никогда не следует ступать на нечистое место. – «Но возможно ли такое на земле? Нечистоты на земле встречаются повсюду». Я понимаю это немного иначе. Если вас позовут лжесвидетельствовать, если захотят подкупить вас каким-либо образом – значит, там нечистое место. Скажут: «Ты беден, у тебя жена, дети; хлеб дорог, иди к нам. Растяни немного свой аршин, а иначе денег не добудешь. Мир невозможно исправить». Если ты их послушаешься, ты опозорил свои ноги. Это нечистое место, и у тебя будут ноги, как у китайской женщины. 

Следовательно, если мы хотим быть учениками Христа, нам нужно в жизни быть твёрдыми и решительными во всех своих поступках. Быть учеником Христа – это самое великое! Нам надо иметь высокую мораль, которая выстоит при всех условиях, не отступит ни перед какими трудностями, которую не сломить никакой силой в этом мире. Вы скажете: «Возможно ли это?» – Возможно. – «Но мы грешили». – Нет, нет, я ставлю крест на ваших грехах. Ты грешил. «Хорошо, – говорю, – с этого дня начни ставить свои ноги на чистое место, и мы зачеркнём прошлые грехи». Ты снова спрашиваешь: «Может ли это быть?» Первый вопрос ты разрешил. Тогда я вас спрошу: брат ли ты, сестра и мать Христу? – «Не знаю, наши священники об этом не писали». Ученик, поступающий в какую-то школу, должен, в первую очередь, знать программу этой школы. Студент, гимназист или любой другой ученик, – каждый знает, что ему предстоит изучать. А нынешние христиане говорят: «Мы изучаем спасение». Это не наука. Спасение я называю наукой для больных, для людей, которые лежат в больнице. Там тебя будут лечить, будут давать тебе еду, но как только вылечат – иди работать. Пока ты болен, сестра милосердия будет тебя нежно гладить, но если ты выздоровел, она тебя уже не гладит. Я говорю не для тех, кто в больнице, я говорю для тех, кто в школе. Я обращаюсь к здоровым людям, а тот, кто болен, пусть лежит в больнице. Тот, кто хочет войти в эту великую школу, должен понять глубокий смысл жизни, должен поступать, как царский сын, – постоянно посылать дождь и солнце своим цветам. Нам нужно облагородить свои мысли, свои чувства, желания и действия, но не вдруг, не сразу. Я вовсе не имею в виду, что та работа, которой мы сейчас занимаемся, должна быть немедленно закончена. Ведь и художник сначала воспроизводит основные черты – глаза, брови, и эти основные черты должны быть нарисованы очень хорошо. Если художник нарисует нос какого-то человека слишком вытянутым, он осквернит это лицо. Если поставит глаза слишком близко к носу, если сделает брови слишком длинными или широкими, будет то же самое. Он должен следовать великим моделям природы и рисовать черты лица точно такими, каковы они по сути, не отступая ни на йоту. 

Часто мы, современные люди, у которых есть мораль, говорим: «Наши глаза немного нездоровы». Знаете, почему? «У нас побаливают уши». Приходит доктор и говорит: «Это простуда». Но это не причина, а только следствие, причина в другом. Если ваше сердце охладеет, если ваш ум перестанет мыслить, какие тому причины? Я не стану сейчас решать эту задачу, не скажу, почему охладевают ваши сердца. Некоторые христиане говорят: «Я потерял первую любовь». Мужчина говорит: «И я потерял свою любовь». Учитель, священник – все потеряли свою любовь и говорят: «Таковы условия, эти люди уже не способны любить друг друга, все они потеряли первую любовь». Причина в том, что мы хотим корректировать природу в её проявлениях, но поскольку природа не закончила своей работы, мы даём им неправильное толкование. Бог всё сделал хорошо, но природа в своих проявлениях ещё не закончила своей работы. Мы не можем высказываться об этом. Почему? Потому что это незавершённый акт. Что бы вы сказали красивой девушке, у которой текут сопли? Ты должен благодарить возлюбленную за то, что у неё сопли, а иначе бы она уже десять раз умерла. Сопли – защитное средство, но пусть оно остаётся внутри. Это тоже символ. Нос соотносится с человеческим интеллектом – ведь и у человеческого интеллекта иногда бывают свои сопли, особенно когда у человека насморк. Бывает, какой-то писатель сидит и пишет, у него капает из носа, а люди потом говорят: «Он плакал». О чём он мог плакать? Говорят: «Этот поэт так воодушевился, что, сочиняя, плакал, и ронял слёзы на бумагу». Я же говорю, что у него был насморк. А они уверены, что написанное им священно. Что чувствовал этот поэт? Он чувствовал свой насморк.

Некоторые говорят мне: «Ты не плачешь». Говорю: чтобы я мог заплакать, меня нужно очень сильно сдавить. Но не заблуждайтесь – ведь и у меня бывает насморк. Только это не плач, а насморк. Не стройте иллюзий, я говорю вам, что у меня насморк.

Я знаю в мире только одного человека, который плакал. Знаете, кто это? Христос. Да, Он плакал по-настоящему. И Христос говорит: «Сколько раз хотел Я собрать вас, как птенцов, но вы не захотели! И потому отныне из-за вашего непонимания на вас падут большие страдания». И Он плакал о будущих страданиях, о будущем падении этих душ. И Христос до сих пор плачет. И сегодня я вижу, что Он ещё плачет. Сейчас мир собираются исправить без Него. Не спрашивают, что говорил Христос, но спрашивают, что писали святые Отцы. А святые Отцы плакали, потому что у них был насморк. Да! Я говорю вам –насморк! Эти капли на их постановлениях – от насморка. Иной раз и у меня бывает такой насморк. Не считайте это чем-то необычным. Не заблуждайтесь. Тот, кто плачет, говорит истину. Ребёнок, плача, показывает тем самым, что в нём есть жизнь. А те, кто не плачет, мертвы. И спрашиваю: сколько священников действительно плакали? Бывает, некоторые плачут, но это из-за насморка. Я слышал, проповедник рассказывал, как в океане тонул пароход, и как мать отдавала своего ребёнка, и что она при этом говорила. Проповедник, сокрушаясь, расплакался, расплакались и другие. Но когда он выходит на улицу, где плачет бедняк, то он его не замечает. И я говорю: у современного христианского мира насморк, а если некоторые и плачут, то это насморк. Я хотел бы увидеть, как они заплачут, но заплачут так, как плакал Христос. И я бы обрадовался и спел бы одну из самых прекрасных песен и сказал: «Пришло спасение миру!» Я хочу, чтобы и вы теперь заплакали.

Следовательно, второе, что необходимо сделать ученику, придя в школу, это заплакать. Если он не заплачет, учитель не сумеет ничего ему передать. Его могут принять, но когда он придёт в школу, ему надо заплакать. Растолкую этот символ. Он означает, что тогда Великий Учитель этой Божественной школы преподаст ему первый урок. Это будет урок Любви. Когда маленький ребёночек, покинув материнскую утробу, начинает плакать, он говорит: «Мама, без тебя я погибаю». А мать берёт его на руки и говорит: «Не бойся, ты в руках моей любви, я буду всячески о тебе заботиться». Это тоже символ. Все примеры я беру из природы, я обращаюсь к взрослым, а не к детям. Вы знаете: я говорю то, что есть. Ребёнок, который заплакал, начинает жить. Следовательно, и в нас, когда мы заплачем, рождается сознательная жизнь. Мы будем благородными, и никто не сможет нас подкупить. Как-то раз я разговорился в книжном магазине с одним интеллигентным человеком, болгарским инженером, и он мне сказал: «Люди не могут меня подкупить, десятью тысячами левов меня не подкупить». Но запнулся: «Если бы мне дали сто тысяч, двести тысяч левов, я решился бы оставить Болгарию». Значит, за двести тысяч левов он готов покинуть Болгарию. И тогда я говорю: если я сделаю барометр честности людей, то он покажет, что одни люди честны при ста левах, честность других стоит тысячу, десять тысяч, сто тысяч, миллион левов. Но от миллиона и выше жар становится таким сильным, что когда дойдёт до миллиона, не знаю, найду ли я в этом мире честных людей. Одним таким честным человеком был англичанин Стед, утонувший в Атлантическом океане. Он был наследником богатого англичанина, ему досталось в наследство 350 миллионов шиллингов, но он отказался от них со словами: «Это богатство добыто неправедным путём; мне его не надо». Но Стед был одним-единственным, кто не продался за 350 миллионов и ушёл в море. А найдётся ли хоть один такой в Болгарии? Возможно. Я верю, что один есть. И это будет такой человек, который плачет не от насморка, но плачет так, как плакал Христос перед Иерусалимом. Это тот, кого вы не можете подкупить 350 миллионами английских шиллингов. Он скажет: «Мне не надо этих денег».

Я хочу пробудить у вас новые мысли и новые желания. Не думайте, что для того, чтобы стать учениками, достаточно держать в руках гитару. На небе есть гитары, но ты должен уметь обращаться с инструментом. Сможешь ли ты на небе играть на этой гитаре? – «Но там меня научат». Самым элементарным приёмам игры ты должен научиться здесь, здесь стать одним из самых знаменитых виртуозов, и тогда на небе ты начнёшь заниматься небесной музыкой. И нынешние христиане говорят: «Мы будем играть на гитарах». – О, горе! Я не видел ни одной вашей пролитой слезы, а вы собираетесь играть! Играть может только тот, кто умеет плакать.

Итак, первый принцип для ученика – это стать братом, и сестрой, и матерью Христу. Пусть Любовь Божия наполнит твоё сердце, душу и твой дух, и тогда ты станешь братом, и сестрой, и матерью. И когда ты будешь руководствоваться этим принципом, ты станешь учеником. И тогда Христос обращается к Своим ученикам и говорит: «Вот Мои братья и сёстры, которые выполняют волю Моего Отца. И поскольку они стали Мне братьями и сёстрами и исполнили волю Божию, они принимаются в ученики». Я называю и второй принцип, Христос его не касался. Плач – это второе условие для ученика оккультной школы в полном смысле этого слова. И когда заплачете, вы почувствуете в себе изобильную жизнь, сначала полную печали, которая постепенно превращается в Божественный свет. Такой жизни вы никогда не чувствовали! Ваша душа станет такой широкой, что вы захотите помогать всем. В вас начнётся новая жизнь. И поскольку вы начинаете плакать и печалитесь, Божественная рука прострётся над вами, и Господь скажет: «Поскольку ты плачешь, ты будешь Моим учеником, будешь находиться под Моим руководством, Я преподам тебе все уроки». Так говорит сейчас Господь! Спасённых много, их тысячи и миллионы, но учеников немного. К тому времени, когда Иоанн писал своё Евангелие, было 144 тысячи учеников. Это все ученики, которые записались. А сколько их записалось с тех пор? Священники и евангелические проповедники вам скажут, что их всего 144 тысячи. А я говорю: их 288 тысяч, то есть в два раза больше. Как-то пришёл ко мне один адвентист и стал уверять, что его путь правильный. Я его спрашиваю: «Ты ученик Христа? Где твои документы? Ты знаешь, что записан, что ты из числа этих ста сорока четырёх тысяч?» Он начинает мне рассказывать, что читал пятикнижие Моисея. Спрашиваю его: «Читал ли ты большую Библию?» – «Большей, чем эта, нет». – «Значит, так, – говорю, – на этом и остановимся: ты – адвентист, читаешь малую Библию, а я – ученик Божественной школы, большой книги. Я исполняю волю Божию, я плакал – и меня приняли. Чтобы тебя приняли, требуются только две вещи. Таковы условия в этой школе». Он мне: «Ну, твои рассуждения не согласуются с правоверным учением». А я ему: «А твои и подавно». Уходя, он сказал: «Прощай, я тебя извиняю». Мне не нужно, чтобы меня извиняли глупые люди. И тебя я не считаю виноватым, и потому тебе не за что извиняться. Но то, что я говорю, – это истина. Мы должны исполнить волю Отца. Слышал ли ты голос Господа? Разговаривал ли с Ним? Дело не в том, чтобы просто прочитать сказанное пророками. У тебя должен быть свой опыт: не в будущем, а к этому времени, в этой жизни Господь должен был говорить тебе хотя бы единожды. Если ты ни разу не слышал Его голоса, я знаю, что ты не исполнил воли Божией, ты не плакал. Может, и плакал, но только причиной тому был насморк.

Вот те условия, при соблюдении которых мы можем быть учениками Христа. На этих двух принципах покоится учение. В другой беседе я буду говорить о третьем принципе. Первое условие – начать исполнять волю Божию, стать братом, сестрой и матерью Христу. И второе: чтобы познать мудрость, надо заплакать однажды, как Он. Если ты однажды заплачешь, то потом тысячи веков в тебе будет держаться влага. Если ты однажды заплачешь, значит, ты вступил в Божественную жизнь и в тебе начнёт звучать Божественная музыка. Плохо ли плакать? Не плохо. Это для вас благословение. А ваш теперешний плач – это насморк. Не хочу вас судить, говорить, что вы не спасены. Вы христиане, вы спасены, и в Церковь Божию войдёте, но говорю: вы не братья, не сёстры и не мать Христу, и вы ещё не ученики, вам ещё не преподают эту великую мудрость. Я говорю в общих чертах. Может, кто-то и стал учеником, но таких немного. А для тех, кто готовится, это является условием. Вы можете исходить всю землю из конца в конец, можете уходить в горы, монашествовать, можете стать царями – вам ничто не поможет. И будь вы мужчина или женщина – это не имеет значения. Требуется только одно условие: исполнить волю нашего Отца, пославшего нас на землю. Если мы однажды исполним её, тогда считается, что в наших жилах течёт Его кровь; мы стали братьями, и сёстрами, и матерью Христу и имеем право войти в эту великую школу. 

Когда ты отдашь всё и заплачешь, это будет означать, что наступила новая жизнь: ты перейдёшь из смерти в жизнь. Когда к кому-то приходит сборщик податей и всё у него забирает, человек начинает плакать, но на самом деле он отдал не всё. И Христос говорит: «Когда мы отдадим всё и заплачем, тогда мы перейдём из смерти в жизнь». Ребёнок, находясь в утробе матери, не плачет, а только толкается: там другая жизнь. И первое, что ему надо сделать, выйдя на белый свет, это заплакать. И тогда вы почувствуете радость. Христианин должен плакать. «Ты что, дурак, что плачешь?» – скажет кто-то. Он не дурак. Хорошо, что он плачет, не осуждайте его. Плач – это нечто самое священное. Истинная жизнь начинается с плача. Плач нужен, но истинный плач. И этот плач покажет, что начинается новая жизнь, что появилось новое дыхание. Тех, кто не плачет, уносят на кладбище. И если взрослый человек не плачет, то и он отправляется на кладбище. Почему? Потому что не плачет, и тогда о нём плачут другие, но это не плач, а насморк. Не считайте, что я хочу посмеяться над вашими чувствами. У мужа, который бил жену, и она умерла, текут слёзы в четыре ручья, и он говорит: «Марийка, Марийка, как я виноват!» Он плачет, потому что некому ему готовить. Это не плач, это насморк. Ему нужно было плакать, когда она была жива, а не сейчас, когда её уже нет. Все эти наши проявления должны исходить из глубокого понимания. Это глубокая философия, это великая мораль, необходимая, чтобы нам не быть мелочными, чтобы нас не могли подкупить десятью тысячами левов. Нам нужно знать, что перед нами великое будущее: стать братьями, и сёстрами, и матерью Христу. Это самое великое. Стал ли ты братом, сестрой и матерью Христу? Не стал. Приложи все усилия, чтобы стать. И заплачь.

Думайте об этих принципах и работайте ради них. Я обращаюсь только к тем, кто собирается стать учеником. Я вовсе не хочу кинуть всех вас в красильный чан и там красить. Здесь действует закон свободы. Я вовсе не хочу вас принуждать. Вы занимаетесь гораздо более глупыми вещами. Вы не умнее меня. В Болгарии нет человека глупее меня, но иные глупее меня в десять раз. Нет более глупого, но нет и более умного. Так я понимаю жизнь. Быть умнее – значит исполнить волю Божию: это значит быть неподкупным и уметь плакать; это значит любить и своей любовью очистить не насморк, а слёзы, истинные слёзы. Я их собираю. В Болгарии я ношу с собой бутылочку, и ищу, чтобы сохранить на память, такие слезы, а не слёзы от насморка. Слёз от насморка в мире сколько угодно. Приведу вам пример. В Болгарии один адвокат защищал своего клиента, укравшего 25 левов, и сказал судье: «Мой доверитель невиновен, потому что если бы он хотел украсть, то взял бы и те 10 тысяч левов, которые лежали на столе в том же месте, но он их не взял. Эта кража – случайность». Судья, заметив, что у обвиняемого текут слёзы в четыре ручья, подумал, что тот раскаивается, и спросил его: «Почему ты плачешь?» – «Я плачу, потому что не увидел эти 10 тысяч левов».

Итак, плач священен, он означает начало новой жизни. И если мы так заплачем, то уже не будем говорить: «Прочь отсюда!» Пора уже всем вам стать братьями, и сёстрами, и матерью Христу. И пусть в наших жилах, в наших сердцах, в наших умах и в нашем духе, сверху донизу, течёт эта Божественная кровь – Его живое слово. И тогда у вас возникнет неодолимое стремление во всём вашем бытии исполнять волю Божию. И все мы будем исполнять её и правильно решать великую загадку жизни: что такое жизнь и зачем она дана?

Итак, «блаженны плачущие», говорит Христос. Теперь вы поняли, почему Христос говорит: «блаженны плачущие»?

Вот глубокий, оккультный смысл этой великой истины, сокрытой в глубоком учении Христа.


___________________


Comments